Monday, 11 August 2014

(no subject)

Monday, 11 August 2014 21:12
lastvepryk: (Default)
 

Дмитрий Глуховский: Собачья жизнь

 

 
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
+T-

Как такое может быть?!

Моя Родина превращается стремительно, всего за считаные месяцы, из зависшей в переходном периоде какбудторыночной какбыдемократии с разрушенными, допустим, гражданскими свободами, но хотя бы с нетронутыми свободами личными — в жуткую, озлобленную, параноидальную, словно бешенством укушенную Северную Корею, у которой вечно взор красной пеленой затянут, и голод, и лихорадка, и слюна с клыков. В страну, в которой политических врагов псам скармливают заживо. Где есть ядерное оружие и баллистические ракеты, но вечно не хватает риса на прокорм не видавшего уже полвека ничего другого запуганного народца.

Да и свой Север есть у нас, у Шаламова и Солженицына описанный, и должен помниться, и должен пугать — но нас тянет туда, к нему, в него – почему?!

Почему все мои соотечественники, ну уж не менее 87 процентов их, в таком от этого восторге?

Почему, спрашиваю я себя, россияне с такой готовностью и радостью отказываются от свободы? Почему хлопают бурно, когда им запрещают собираться больше трех и когда собираются сажать за репосты критических заметок в соцсетях на пять настоящих человеческих лет? Когда вводят интернет-по-паспорту? Почему счастливы до слез, когда пришпандоривают нам бессмысленный Крым, хотя всего-то полгода Крым этот самый никому не нужен был даром? Почему с такой детской доверчивостью вдруг снова верят в самую бездарную, грубую, топорную ложь из телевизора, будто бы не их учили весь поздний СССР не верить государственному вранью? Почему готовы до смерти биться за карманные банки президентских друзей? Почему радуются тому, что в наказание врагам президент запрещает нам есть? Почему так жаждут схватки с Западом, откуда вообще ненависть к нему такая, откуда такое недоверие и такое желание мстить? За что ему мстить? И почему ради этой мести готовы поступиться и свободой говорить, что вздумается, и свободой ездить за границу, и банальной жратвой, и только-только забренчавшей в карманах мелочью?

Я говорю — с моими соседями, с моими школьными друзьями, с попутчиками в поездах и самолетах, с бабками у подъезда, я интересуюсь у них: не рехнулись ли вы? Я очень хорошо понимаю, зачем вся эта канитель с Новой Холодной Войной группе лиц, находящейся у власти: чтобы как можно дольше находиться у власти. Но почему народ, жизнь которого в грядущей Северной Корее будет голодна и несвободна, так рвется туда, почему так манит его ледяной и угрюмый мир за колючкой?

Говорю я с соседями, бабками, ментами, бизнесменами, финансистами, патриотическими писателями, пропагандистами из ящика, и понимаю: идиот я все-таки. Это мне, идиоту, казалось, что моей любимой стране станет хорошо, если государство снимет с граждан ошейник. Если вверит каждому его собственную судьбу. Если позволит людям жить, творить, обеспечивать себя и своих близких, и — строя свои жизни изо всех сил — вместе строить и новую страну, свободную, берегущую своих граждан, потому что из них состоящую — и могучую.

А людям, понимаю я, плохо было в рыночной демократии. Людям было тоскливо без смысла, который был бы в миллион раз больше бытового житейского смысла их коротких диванно-огородных существований. Людям было страшно все решать за себя самим в бушующем мире потребительского капитализма. Люди искали Вождя, и в первобытном смысле, и в индейском, и в коммунистическом — потому что им тяжко было искать дорогу самим. И было непривычно и неумело самим думать — и они мечтали, чтобы за них думал телевизор. Наконец, людям нужен был враг, потому что без врага и без Вождя жить также непросто и непонятно, как без смысла. Потому что демократия наша, пусть и вьетнамского пошива, и свобода наша, пусть и случайная, отчаянная, как у сорвавшейся с привязи дворовой собаки, и рыночная экономика наша, пусть и происходит она от гнилого Черкизовского рынка — все равно были людям огромны, жутки и пусты, как космос.

Мы побегали-побегали по тундре, а к вечеру вернулись к своему чуму и сели у входа. Нечего нам оказалось делать с этой свободой. Мы и не просили ее, кстати: просто веревка перетерлась. Но раз убежали — готовы принять хлыст и поглядеть виновато в строгие хозяйские глаза, и принять удар плетки, и упасть на спину, подставив пузо, чтобы помиловал, чтобы по-хозяйски пожалел. Потому что сами знаем: заслужили. Выдерет, а потом простит, и будет все, как прежде. Мы ведь, наворачивая дурацкие круги по тундре, скучали по хозяину, и по ласковой руке его, и по плети, меж которых лежит узкий и понятный мир наших опций. Мы хотим хозяина, и хотим вожака, и общую упряжку, и чтобы в ушах ветер, и в голове ветер чтобы, и волков рвать в клочья, и драться за мороженую рыбу, и чтобы рядом теплый бок друга, и мчаться до бесконечности в ледяной закат.

Я думал, мы люди. А оказалось — мы лайки.

Гав.

(no subject)

Monday, 11 August 2014 20:05
lastvepryk: (Default)
 1btr-rzhaveet

И после всего этого армия проявила боеспособность и стойкость.

2ukrainskiy-tank

2. Изменилась логика ведения войны

3zhukov-i-eizenhauer

Один из них наполнял могилы неизвестными солдатами, другой - спасал рядового Раяна

«Победа любой ценой, захват больших городов к праздничной дате» – Вот советская логика ведения войны. Как говорил маршал Жуков генералу Эйзенхауэру «Наши солдаты наступают через минное поле так, как будто его там нет». Только во время взятия Берлина красная армия потеряла столько же солдат убитыми, как американцы за всю европейскую компанию. А для чего? Чтобы первыми войти в Берлин – взятие города важнее человеческой жизни. И до самого конца СССР ничего не менялось – воины-афганцы помнят, как их заставляли брать высоту или зачищать горный аул только для того, чтобы порадовать приехавшего из Москвы с инспекцией генерала.

Сейчас все поменялось. Гибель более десяти солдат в одном бою (вспомните Волноваху или недавние события под Шахтерском) вызывает у всей страны настоящий шок. Первым делом закупаются не прицелы или вооружения, а бронежилеты и каски, то есть средства индивидуальной защиты. Переход на западную логику ведения войны, которая ставит человеческие жизни наивысшей ценностью, замечается буквально во всем.

3. Нет бездумных наступлений

Обратите внимание, что наименьшие потери наши войска несут во время наступательных операций. Нападение на колонны на марше, засады, обстрел окопавшихся войск, находящихся в обороне – вот главные источники потерь. 

4nastuplenie

Да, наши генералы – не самые лучшие. Да, они тоже совершают ошибки. Но те операции, которые они планируют, рассчитаны таким образом, чтобы сохранить личный состав.

4. Террористы за все время войны не одержали ни одной победы

Все, что боевики могут записать себе в актив, произошло возле границы с РФ. Так что, все эти «котлы», все эти сожженные танки и автомобили, все это – заслуга регулярной армии РФ, артиллеристов и диверсантов. Отряды этих Гиркиных-Безлеров-Мозговых даже не могут захватить окруженный аэродром (по сути – небольшой участок ровной земли), который простреливается со всех сторон их артиллерией.

5bez-porazheniy

Все успехи террористов/наемников РФ/оккупантов – это исключительно заслуга вооруженных сил РФ. Но и российские солдаты не могут ей гордится, ведь наши не могли им ответить. А так – стрелять, зная, что тебе не ответят – любимое занятие российской армии. Как и прикрываться детьми.

6derzhimsya

5. Чтобы освободить город, нашей армии совсем не нужно его разрушать.

Конечно, совсем без разрушений не обойтись, но они минимальны. Не верите? Взгляните на фотографии из Чечни. А ведь у чеченцев не было такого количества бронетехники, средств ПВО, артиллерии и даже стрелкового оружия.

7grozniy

Город Грозный. Вот так РФ борется с сепаратизмом

8groznyi

А это Славянск?

Наша армия уже научилась освобождать города и сводить до минимума жертвы среди гражданских.

6. У нас очень мало дезертиров и предателей

За все время конфликта, оружие бросили не более ста человек. Если предположить, что общая численность нашей группировки около 30 000, то это составляет всего 0,33%. Когда «дедывоевали», то даже по официальным данным процент дезертиров составил 3-4%. Из 30 миллионов, призванных, не захотел защищать Родину 1 000 000 человек. Это самые «скромные данные», от коммунистических историков, любой другой автор приведет вам большие цифры.

11dezertir

Даже в мирное время в армии РФ дезертиров больше, чем в наших Вооруженных Силах во время войны

Необстрелянные, не умеющие толком держать в руках автомат призовники, находящиеся под постоянным артиллерийским обстрелом из-за границы с РФ, в большинстве своем стоят до конца. Что характерно, больше всего происшествий случилось с одной и той же бригадой.

7. У нас есть настоящий Спецназ

А вы знаете, кто захватил аэродром в Краматорске и удерживал его, не получая не только боеприпасов, но даже воды? К сожалению, номера частей пока не называются, можно только назвать командира – Сергей Кривонос.

Еще можно вспомнить о других аэродромах. Например, в Луганске его «держит» 80 полк и другие части ВДВ. В Донецке – то же самое. Нет возможности вывести раненых, постоянная нехватка воды, боеприпасов, медикаментов – всего. И эти части меньше всего жалуются на жизнь. Герои стоят до конца, они знают, что если аэродром попадет в лапы террористов, российская авиация получит формальное оправдание для бомбежки наших городов – мол, это все ополченцы, захватившие технику на аэродроме. У нас есть связь с одним офицером, который уже давно на Луганском аэродроме. Что он говорит? «Мама, у меня все хорошо, вернусь домой с победой». Одно слово – Спецназ.

12specnaz

Наши десантники как-бы намекают боевикам, что атакуй не атакуй всё равно получишь ху… 

8. Наши танки ездят и стреляют

Вы когда-нибудь пробовали держать машину в гараже целый год, а потом ее завести? А два года? А пять, десять, двадцать лет? Танки и бронетранспортеры, БТР и БМП, да практически вся техника нашей армии стояла в боксах и не выезжала десятилетиями. На минимальное техническое обслуживание деньги не выделялись.

13msta-streliaet

Мы будем мстить. И Мста у нас страшна и хорошо стреляет.

И вот, когда началась война, танки поехали. Да, техника ломается, она не выдерживает такого интенсивного использования. Но ее тут же возвращают в строй.

9. В армии люди позабыли о противоречиях

Куда попали первые добровольцы, активисты Майдана? В Национальную Гвардию. А что такое Национальная Гвардия? Это бывшие внутренние войска, именно они стояли на Майдане против активистов.

Теперь эти люди воюют бок о бок, они делят хлеб и патроны. Они готовы отдать жизнь друг за друга, хотя всего лишь пару месяцев назад между ними была только пропасть из ненависти. Одно слово, патриоты.

10. Вокруг армии сплотилось все общество

«Крылья Феникса», «Армия SOS», «Народный проект» – список организаций и отдельных волонтеров можно продолжать до бесконечности. Сумма, которую переводили на нужды армии через звонки на короткий номер, очень быстро достигла отметки в 100 000 000 гривен и перевалила за нее. Люди отдают для армии последнее и ни о чем не жалеют.

9dity-maluut-dla-soldat

Да что тут говорить, вот тут собраны координаты практически всех основных волонтеров. Заходите, выбирайте удобный вам способ и помогайте.

11. Даже враг признает силу нашей армии

Откройте любое российское СМИ. Почитайте любую группу рашистов в социальных сетях. Везде только и криков об иностранных наемниках, поставках вооружения от стран НАТО, присутствии военных инструкторов и наемников из частных военных компаний.

10broshennoe-oruzhie-strelkova

Оружие, брошенное Стрелковым. Сирийским повстанцам этого хватило бы на месяц войны

Нашим врагам просто стыдно признать, что их планомерно, спокойно побеждает Армия Украины. Хотя наша страна обороняет территорию и имеет право привлекать иностранную военную помощь, все прекрасно знают – АТО проводится без иностранцев. Это наши Воины Света побеждают террористов, поддерживаемых могущественной нефтяной империей.

Profile

lastvepryk: (Default)
lastvepryk

January 2015

M T W T F S S
    1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Expand Cut Tags

No cut tags